Отказ Норвегии пропустить груз с продовольствием российским шахтерам на Шпицберген нарушает права человека и международные соглашения, написал вице-спикер Совфеда Константин Косачев в Telegram-канале.

«Своим волевым решением норвежские власти пытаются оставить российских шахтёров без продуктов питания, что аморально по своей сути. Это нарушает права человека и принципы гуманизма», — отметил сенатор.

По его словам, МИД Норвегии отклонил запрос о разрешении на транспортировку грузов в Баренцбург, объяснив свое решение санкциями против России.

Он напомнил, что статус архипелага определяется Парижским договором от 1920 года. Первоначально его заключили Норвегия, Дания, США, Италия, Франция, Япония, Великобритания, Нидерланды и Швеция. СССР присоединился к нему в 1935 году. Россия же участвует в нем как государство-правопреемник Советского Союза.

По словам Косачева, своим поведением Осло нарушает положения статьи 3 Парижского договора. Политик приводит ее содержание: «Условлено, что во всех отношениях, и в частности во всем, что касается вывоза, ввоза и транзита, граждане всех Высоких Договаривающихся Сторон, их суда и их грузы не будут подлежать каким-либо сборам или ограничениям, не применяемым к гражданам, судам или грузам, пользующимся в Норвегии режимом наиболее благоприятствуемой нации, причем норвежские подданные, их суда и их грузы приравниваются с этой целью к гражданам, судам и грузам других Высоких Договаривающихся Сторон и не пользуются ни в каком отношении более благоприятным режимом».

И это далеко не первое нарушение Норвегией своих международных обязательств по договору, подчеркнул он.

«Напомню, что с 1977 года на уровне своего национального законодательства и правоприменительной практики Норвегия в одностороннем порядке установила вокруг Шпицбергена (территории с международно-правовым режимом) 200-мильную «рыбоохранную зону», которая не предусмотрена ни Парижским договором 1920 года, ни Конвенцией ООН по морскому праву 1982 года, ни каким-либо другим международным актом», — написал Косачев.

Осуществление Норвегией юрисдикции в так называемой «рыбоохранной зоне» нередко препятствует участникам Парижского договора 1920 года в реализации права на рыбную ловлю, заключил сенатор.

Сохраняйте и делитесь - пригодится!