Лента

Керченский стрелок унес жизни 21 человека

Трагедия в Керченском колледже взволновала Россию до предела. Как такое стало возможно? Кто виноват в случившемся? Выясняли RTP-News.

Ад

Полдень. 17 октября. Столовая Керченского колледжа полна проголодавшимися студентами и сотрудниками. Ничто не предвещало беды. Внезапно сработало взрывное устройство. Паника. Стоны. Крики. Ад.

Четверокурсник Владислав Росляков сделал непоправимое. Он пронес в учебное заведение охотничье ружье и самодельное взрывное устройство. Он решил отнять жизни у ни в чем не повинных людей.

В результате взрыва в столовой произошло серьезное обрушение здание. Под обломками оказались люди. Раненые, убитые. Уцелевшие побежали к выходам. Толпа, давка. Полезли через заборы.

Но ад не кончился. Взрывались пакеты в холле и коридорах. Началась стрельба. По свидетельствам очевидцев, вооруженный студент заходил в кабинеты и беспорядочно стрелял. Некоторые дети спаслись в каморках, лаборантских, но повезло далеко не всем. Во ВКонтакте размещено жуткое видео с места событий. Чувствительным людям смотреть не рекомендуется.

Владислав Мирошников, преподаватель права, рассказывает, что был на улице, когда начались взрывы. Ребята испугались, стали выпрыгивать из окна. Быстро организовали вывод детей из учебного заведения, раненых раскладывали на маты.

Первыми на помощь пришли сотрудники ГАИ, которые стали экстренно останавливать автомобили и отправлять пострадавших в больницу. Через десять минут у колледжа были уже машины всех экстренных служб.

Здание было оцеплено, стали разбирать завалы, и вскоре в библиотеке колледжа обнаружили труп Рослякова. Он покончил жизнь самоубийством.

По последним данным шестьдесят человек ранено, а двадцать один погиб. Последней 18 октября при перелете в симферопольскую больницу скончалась шестнадцатилетняя девушка.

Состояние сорока четырех пострадавших врачи стабилизировали. Но девять человек находятся в тяжелом состоянии, пятеро – в коме. Некоторым пришлось ампутировать конечности. Несколько пострадавших с тяжелыми травмами отправлены в московские больницы.

В Крымской республике объявлен трехдневный траур, по всей России отменены развлекательные мероприятия. Наша страна погрузилась в скорбь.

Откуда взялось чудовище?

Владислав Росляков, по воспоминаниям одногруппников и педагогов, хулиганом не был. На педсовет ни разу не вызывался. Тихий, спокойный, замкнутый, он был погружен в себя. Увлекался компьютерными играми и стрельбой. По признанию раздавленного горем отца, рассказывать об учебе в колледже не любил и не вставал из-за компьютера, резался в «стрелялки». Воспитанный, неагрессивный… Что творилось в его голове…

Мать стрелка работает в больнице. Она была среди тех медиков, кто принимал первых жертв Рослякова. Тогда она еще не знала, что помогает жертвам своего изувера-сына. Жестокий оскал судьбы.

Известно, что Владислав занимался в стрелковом клубе, он обожал стрелять. Как рассказала соседка, мальчик с детства любил забавляться с «пульками» и производил впечатление жестокого ребенка.

За месяц до трагедии он получил разрешение на хранение оружия. Благополучно собрал все справки, прошел экспертизу…

По предварительной версии следствия причиной неадекватного поведения Владислава мог быть конфликт с кем-то из преподавателей. Также проверяется возможность вовлечения стрелка в экстремистские движения.

Следствие проведет посмертную психиатрическую экспертизу. Маньяк, психопат потерявший ощущение реальности? Жертва экстремистов? Кто он, человек, принесший смерть и горе Керчи и всей России? Пока на этот вопрос мы ответить не можем.

Арсенал Рослякова
Росляков застрелился

Сообщники

В день трагедии Сергей Аксенов, глава Крыма, говорил об отсутствии сообщников. Но на следующий день появилась новая информация. В колледже убийца действовал один, но, судя по масштабу преступления, организовать этот ад в одиночку парень не мог. Теперь задачей следственных органов является установление сообщников.

Сергей Аксенов

Спасение

Как же предотвратить повторение керченского ада? Что необходимо сделать власти, органам правопорядка и администрации учебных заведений, чтобы не появился новый Влад Росляков?

    Эксперты предлагают следующие меры:

  1. на вахте учебных заведений поставить вооруженных специалистов (в Керченском колледже, как в тысячах других учебных заведений сидела обычная женщина, которую спасла лишь тумбочка. Убийца прострелил ей ногу, но и раненая, вахтерша помогала спасать детей);
  2. установка рамок металлоискателя, современных пропускных систем, тревожных кнопок во всех учебных заведениях (впрочем, в колледже было и то, и другое. Но Росляков каким-то образом пронес взрывчатку);
  3. проведение мероприятий по гражданской обороне среди сотрудников и обучающихся, необходимо знать, как нужно действовать в случае терактов, перестрелки, стихийных бедствий (впрочем, учения проводятся регулярно);
  4. педагогико-психологическое наблюдение за студентами и выявление потенциально опасных, склонных к агрессии;
  5. по предложению депутата ГД Виталия Милонова, ограждать несовершеннолетних от негативной информации в соцесетях и регистрировать только при наличии паспорта;

    Виталий Милонов
  6. психолог Павел Жавнеров уточняет: лишь повышенное внимание родителей к поведению детей-подростков поможет выявить патологическую агрессивность детей;

    Павел Жавнеров
  7. ужесточение экспертизы для получения прав на оружие. От себя добавлю – серьёзное увеличение возраста оформляющих права на хранение оружия позволит оградить несовершеннолетних от возможных насильственных актов. Хотя бы с 21 года. Но не с 18 лет, неустойчива еще психика и есть внутренняя агрессия.

Привлечение вооружённых специалистов потребует средств, которых в образовании и так катастрофически не хватает. Даже покупка металлоискателей ляжет на провинциальные учебные заведения тяжелым финансовым грузом. Гражданская оборона дело нужное, но в играх нужные навыки отработать сложно: паника начисто лишает человека разума и всех сформированных навыков. Наблюдение педагогов и психологов ведется, ежедневно, регулярно, тщательно. Но вы представьте себе одного специалиста-психолога на пару тысяч человек, одного педагога на двадцать пять человек в учебной группе! Реально всех досконально проверить, прошерстить страницы в соцсетях, проникнуть в помыслы, углядеть в тихушнике потенциального маньяка? Конечно, нет!

В свете случившейся трагедии нужно пересмотреть меры безопасности, повысить эффективность защиты детей в учебных заведениях. Но главная ячейка, которая отвечает за формирование доброго и вечного – семья, не поддается контролю. Или воспитали, или упустили. Такая порой смертельная альтернатива.

Днем 18 октября были опубликованы скорбные списки. Известны имена девятнадцати погибших. Четырнадцать студентов. Пять сотрудников.

Мы плачем. Их, ставших жертвами нелюдя, не вернуть. Вечная память.

Автор: Лера Рау

Комментарий: 0

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *